Корзина

Новинки

«Золотой Рассвет»

«Евангелие от Иоанна о Рождении Марии»

Год выпуска: 2019

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 1000 р

«Сказки Матери Божией»

Год выпуска: 2017

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 2000 р

Наши Книги

Увеличить

«Золотой Рассвет»

Полное описание

«Золотой Рассвет» – это сборник рассказов, в который вошли два повествования, основанные на исторических данных. В рассказе «Золотой Рассвет» повествуется о времени рождения на русской земле Веры Христовой, чрез подвижническое служение Сергия Радонежского и освобождение Руси от ига захватнического.

В основу рассказа «Господне Лето» легли события свержения монархической власти в России и воцарение безбожного строя, чрез отвержение душами русскими Веры, Живой и Действенной. Основная мысль, положенная в данные произведения, – без Бога в сердце человек слаб и немощен, а вооружившись Словом Божиим, для человека открывается дорога в Вечность.

ЗОЛОТОЙ  РАССВЕТ

Введение

Высокая лохматая ель почти прикрывала своими ветвями бедную избушку лесного отшельника. Его келья построена им давно, когда Благословение Матушки Богородицы осенило его во сне. И он, послушный Слову Материнскому, сразу встал и пошёл по Велению Марии в лесную даль, взяв с собою топор, тесак и запас сухарей на дорогу.

Молод был тогда Варфоломей, похоронивший отца и мать, кои ушли в мир иной, на прощание сказав своему сыну:

– Ведаем мы, сыночек, о тайной думе сердце твоего, ибо слышали мы Голос Материнский в своём сердце, Коий Вещал нам Устами Истины о тебе. Так Говорила наша Матерь в сердце: «Сыну Своему Варфоломею Определила Я путь служения Руси-Матушке. Стоном стонет Моя Дочерь под игом иноземным, под игом вражьим. Под ярмом пребывают души Мои, и не ведают они о Свободе, и о Воле Моей ничего не знают. А Воля Моя о них такова: дабы вырастить им в сердечках Веру Мою, приняв Её, Доченьку Сердца Моего, в свои сердца. Ибо только Верою спасётся народ Руси, а через Веру обретёт в сердце Бога! А в сём служители Мои – помощники и на Небе, и на земле Мною подготовлены. Мною они вскормлены, Мною они пришли в сей мир и Моею Силою росли в Познании Бога. Верою они шли ко Мне и к Сыну Моему: Господу Неба и земли Иисусу Христу Сладчайшему».

Услышали родители Варфоломея в своих сердцах сии Слова и, подозвав к себе сына своего, отпустили его на труды во Славу Матушки Богородицы, благословив его Материнскою Силою на труд Святой во Имя Возрождения Руси Матушки – Божией Державы. А когда совершили свой родительский труд в отношении сына своего Варфоломея, то ушли в мир иной. Ибо Призвала их к Себе Матушка Богородица, Пресветлая Дева Мария. С тем и отошли они, счастливые от Новой Встречи.

А Варфоломей, простившись со своими родителями, пошёл в свой путь, куда направила его Воля Божия: к небольшому городку Москва, скорее похожему на поселение, недалече от Владимира-града. Во Владимире был установлен Стол великого Владимира, а с сего великого Стола питались люди русские, и Славою Божией был увенчан сей Стол, коий пытались разорить набеги баскаков и взять с того Стола непомерную дань: судьбы русских душ, повязав их в темницы холодные, забрав от них Свободу.

Великая дань – Божия Свобода! За неё велись сражения и битвы, ибо дороже нет ничего для Бога, дороже Свободы нет ничего и для человека. Орды наёмников протекали по Руси, неся в своих колчанах ядовитые стрелы страха, неверия и смуты! Эти стрелы разили русских людей и забирали их в пределы смерти, делали рабами жизни князя. А в Божией Свободе живут Радость, Любовь и Праведная Жизнь. А обретается сия Свобода только Верой, выращенной в душе.

Дорогою Веры пошёл Варфоломей к поселению по имени Москва. А однажды, заплутав в глухой чащобе, он нашёл себе сухое место под старой елью и расположился на ночлег под ней. И Пришла к нему во сне Матушка Богородица. И Рекла ему Голосом Своим Пречистым:

 – Сыночек Мой возлюбленный! Воля Моя Определила тебе Молитвенный труд в сём Благословенном Мною месте! Ибо место сие – Сердце России, Божией Державы. Из него потекут во все стороны Слова Материнского Благословения и наполнят Собою Русь-Матушку, коей надобно воскреснуть к Новой Жизни Свободы и Любви. Не сам по себе ты будешь трудиться в сём месте. Но ведомый и управляемый Силою Материнской Любви и Милости. Аминь.

Глава 1

Трудны были первые шаги молодого Варфоломея. Трудами великими были наполнены они! Глухой лес почувствовал присутствие человека и не желал покоряться ему. Тёмные ели глухо стонали, услышав удары топора. Они не хотели повиниться Воле Божией о них.

Ежий свой шаг совершал Варфоломей Молитвой. Она служила ему питанием, она давала ему силу жить и трудиться ради Пречистой Богородицы.

– Матерь моя Возлюбленная Мария! – пело его сердце. – Новый День вошёл сегодня под своды ели, которая дала мне приют и покой. А сей День обещает мне Радость, ибо я начал Основание Новой Церкви. Молитвами напитал я сие Основание, Благословлённое Твоею Любящей Рукой!

Мохнатые ели стали покоряться человеку. Они уже не стонали. Это услышало его сердце. К каждому дереву Варфоломей подходил с Молитвой, просил его послужить Святой Троице.

– Во Имя Отца и Сына и Духа Святого, – пели его уста. – Многие лета послужит твоё тело, станет Доброй стеной…

Слушало его Молитву дерево и соглашалось на эти слова, своим согласием помогая молодому Варфоломею вершить свой труд.

Расчистить площадку под церковку на Маковце, приготовить место для постройки! Сколько трудов нужно было сделать, а эти труды, ежее самое малое дело, нужно было творить с Молитвой!

Невелика церквушка на Маковце, увенчанная небольшой маковкой. А сия маковка Матушке Богородице посвящена, Коя Опекала строительство и Давала Силы на его свершение. Разве можно одному человеку совершить такой труд?! Матерь Божия Давала Силы Свои, и постройка медленно, но неуклонно, подошла к своему концу. Золотым Солнышком воссияла церковная маковка на Маковце! И сама церковь словно вся светилась, привлекая своим светом лесной народ.

Первым решил посмотреть на сие чудо хозяин леса медведь. Сначала он издалека присматривался и принюхивался к воздуху, желая понять, с какими мыслями пришёл человек на это место. А человек трудился и, поглощённый своим трудом, первое время не обращал внимание на медведя. Пока однажды тот не подошёл совсем близко.

– Потапыч! – ласково произнесли уста человека, и медведь потянулся к нему, узревая энергию его незлобивой жизни, от которой исходило ласковое тепло.

Медведь потянулся к руке человека, желая получить от него порцию Доброй энергии, и человек понял это желание зверя, погладив его по голове.

– У меня даже сухарика для тебя нет, – снова ласково произнесли уста. – А я сейчас тебе ягодок наберу. Землянички.

Крупные красные ягоды алой горкой лежали на руке человека. А их аромат привлёк медведя к себе.

– Вот, испробуй, Потапыч! – и медведь принял сей дар, и ушёл в густую чащобу, ломая сухие сучья.

Так началась их дружба: человека и медведя. Он приходил из чащи и ложился под старой елью, наблюдая за работой человека и ожидая, когда человек отложит в сторону свой топор. А потом подойдёт к нему со словами:

– Здравствуй, Потапыч! Соскучился? А я тебе ягодок приготовил, поешь!

Ласковые руки гладят голову медведя, вливая в его тело своё тепло. Это тепло человеческий руки было очень дорого для медведя, и он приходил к человеку за вниманием к себе, к Доброму слову и взгляду, полному Любви.

– Тебе, Сыночек, Я Семя Любви Даровала! – Вещали Материнские Уста в сердце Варфоломея. – А тебе надобно потрудиться над тем, дабы вырастить Моё Малое Семя, напитав Его делами. Учись проявлять свою любовь ко всему, что тебе подарит Жизнь.

Белый Материнский Покров опустился на плечи Божьего слуги, коий готовился к постригу и к Новой Жизни.

– Новое Имя ныне определено тебе по Воле Божией! – так ему сказал батюшка из церкви, из далёкого села, который совершал над ним обряд посвящения в монахи. – Сергием отныне будут называть тебя люди, и в этом имени тебе определено служить Богу и человеку!

Светлые волосы, что лежали ранее по плечам юноши, упали на пол. Новое имя, новые волосы и новая одежда – всё новое, ибо старое уже было не пригодно для нового служения Богу. Варфоломей умер. Родился Сергий, коий обосновался на горе Маковце близ Радонежа. Аминь.

 

ГОСПОДНЕ  ЛЕТО

Введение

– Нескончаемым Потоком Любви течёт Река Жизни, милые Братья! – рекли уста глубокого старца в чёрной монашеской рясе, в старенькой скуфейке, коий сидел на деревянном чурбачке, окружённый деревенскими мужиками. Он пришёл в деревню просить помощи. Ибо Обитель, над которой он взял своё попечение, нуждалась в мужских руках, коих не хватало в женском монастыре. А нужда была большая в строительстве. Ох, и большая!

Девицы со многих мест были привезены в сие Благословенное место, кое Сама Матушка Богородица Обозначила Своим Перстом, дав Начало новой женской Обители.

– Много сирых и убогих Приведу Я к тебе, Серафим, – рекли Материнские Уста согбённому годами старцу. – Сердца их алчут Моего Слова. Более того – чают Новую Жизнь обрести. Нищими духом они живут в этом мире, Сынок. А Я на их нищету Призрела, дабы Новая Обитель вобрала в себя Жизнь Моего Сына, Коя Вольётся в них через Слово и станет их жизнью в той мере, какую только будет способна принять и понести душа.

Новая Обитель начиналась с одной единственной малой кельи, в коей поселилась древняя старушка Настасья. Тихими звёздными вечерами она отдавала свою жизнь Молитве. Днём трудилась на огороде, не оставляя своего Молитвенного труда. Так и жила она некоторое время одиноко, творя молитву и питаясь тем, что посылал ей Господь. Земли под Обитель нужно было чистить, дабы построить будущие кельи для будущих послушниц будущего монастыря.

– Духом Своим схожу на эту землю, – Вещали Материнские Уста. – Мой Дух Почистит место для Новой Обители в сердце России, ибо много нужно потрудиться ей, очищая воздух над Россией от чёрного тумана неверия. Неверие вошло на землю России и будет исподволь разрушать в человеческом сердце Живые Росточки Божией Веры, а через это разрушая Добрую жизнь людей. Всю Свою Заботу Возлагаю на Созидание Новой Обители, Кою Нарекаю Обителью Своего Сердца.

Тихий Материнский Голос в сердце Серафима умолк, а он, ведомый Матушкой Богородицей, погрузился в Молитву:

– Матерь Пречистая! Родная моя! Подойди ко мне Словом Жизни, Пролей Свет Ведения на меня, как мне, малому, послужить Тебе, Великая? С чего начать свои труды, чтобы войти в исполнение Твоего Слова?

Малая избушка бабушки Анастасии приняла в себя гостя. В неё вошёл старец  в монашеской рясе, старенькой скуфейке, поклонился на образа.

– Слава Господу нашему Иисусу Христу! – И поклонился после крестного знамения.

– Слава Матушке Богородице, – ответила на приветствие Анастасия. – Светом мир полнится, ибо Светом Своим Одаривает нас Мария – Матерь нашего Господа!

– Слово Марии Наполнило нашу землю Светом, Анастасия! А Воля Её Определила на сей земле Новую Обитель строить! А в ней соберутся странницы убогие да сирые, кои будут Господу служить Постом, Молчанием и Молитвой, творя дела Любви.

– Супротив Материнского Веления не имею своего слова, но послушно вольюсь в Её Волю, исполняя ежее Слово Материнское делами, коими Она Одарит меня.

– Самый главный твой труд, Анастасия, –  труд Молитвенный, дабы начало строительства Новой Обители протекло по Воле Божией и не смог вмешаться в новый почин искуситель и не натворить своих злых дел. А молитва твоя да будет лишь упованием на Волю Божию, Сестра.

Старец поклонился в пояс старушке и вышел вон, а она, сразу встала пред образом Пречистой Девы.

– Матерь моя Возлюбленная Мария! На Твою Волю Уповаю и хочу послужить Новому делу своим молитвенным трудом!

Тихо было в избушке. Лишь лампадка горела пред образом Троицы, да Взирали в сердце души Анастасии Кроткие Очи Пречистой Девы Марии. Аминь.

Глава 1

Сколько времени протекло с того начала! Сколько сил и трудов было вложено кротким старцем в великое дело построения Новой Жизни, вложенной малым Семенем в Материнское Слово.

Царь Николай II задумчиво смотрит в окно. Они всей семьёй приехали в Дивеево для перенесения мощей Святого старца.

«Слово Своё дарую новому поколению, – Рекли мне Материнские Уста, ибо не имеем, мы малые, ничего своего. И слова выносим из себя не свои, но Господние, коли Иисус Христос на нас Призрит. А совершается это по Его Всемилостивой Воле… Воля Божия Даровала мне, малому, Своё Слово о Царской Фамилии, коей пострадать придётся, выкупая души России от рабства духу неверия. Многими бедами и страданиями потечёт дорога Руси-Матушки, её душенек, кои примут в себя безчестие и отринут от себя Бога. Кровавыми реками будут некогда чистые струи русских рек. Горькими станут воды ручьёв от слёз, предавших Бога в своём сердце. Жизнью порока и греха станет жизнь России. Но, пройдя свой путь страданий и скорбей, очистится и поднимется к Богу. Ибо ценой невинной крови будет искуплена русская земля, коя омоет землю-страдалицу от тяжести греха. Воля Божия определила для России сей путь – путь страдания через отвержение Живой и Действенной Веры. Семь невинных агнцев потребует враг рода человеческого, дабы искупить души русские от тяжкой пяты неверия и смуты. И тогда день страдания будет Днём Очищения. А произойдёт это на стыке двух веков. Душе Николая-страдальца доверена Богом сия миссия: послужить  Искуплением за Россию».

Послание Серафима было торжественно изъято из гробницы, а его мощи в дорогой раке перенесены в Дивеево, дабы там нашёл себе упокоение светлый старец, послушник Материнского Слова Любви.

Николай пробегает глазами по строкам древнего письма.

– Господи! Да будет на всё Твоя Воля! А мне, малому, помоги стать исполнителем Твоей Воли!

Нежная рука супруги прикоснулась к его голове:

– Что с тобою, Ники? Ты чем-то расстроен?

Чуткое сердце у его Александры. Эта чуткость помогала ей чувствовать чужую боль и относиться к нужде сердца, сразу отзываясь на неё делом.

– Я хочу тебе что-то почитать, Саша. – Ласково отвечает он жене, не желая внести в их общение и малую нотку безпокойства.

Послание вещего старца было принято Верой и сначала наполнило душу слезами горечи. Но потом, когда поток горьких слёз истёк и к душе прикоснулась Тишина, Александра Фёдоровна глубоко вздохнула и, глядя на мужа просветлёнными очами, сказала:

– Отдадим себя в Руки нашей Матери Марии! И Она Совершит с нами по Любви Своей!

– Любовью Материнскою держится мир! – думала Александра Фёдоровна, принимая с царственным достоинством все нападки судьбы. А сколько их было в её жизни! Но не они являются главными.

Зло восстало и поднялось. Но не оно вершитель человеческих судеб.

– Господь! Только Единый Иисус Христос есть Вечный и Нетленный Двигатель Жизни. К Нему несу своё упование и любовь!

Образ тихого старца проявился в её сознании. Его ласковые очи взирали прямо в сердце русской Императрицы.

– Матушка Царица! – изрекли его уста. – Силу пронести свой крест достойно Дарует нам Господь, ибо сами-то мы ничего не можем! А я поддержать тебя хотел, чтобы ведала ты, что не одна ты своей крест несёшь, а мы все молимся за Россию, помогая ей пронести свой крест достойно. Ибо это – только начало! А далее ещё горше и труднее будет.

Александра Фёдоровна встаёт на молитву.

– Господи! – поют её уста. – Благодарю Тебя за помощь мне, малой!

Ничего уже не терзает сердце Александры. Ибо Любовью Своею Напитала её Матушка-Богородица. Отстранив от себя все мысли безпокойства, Александра Фёдоровна отправляется в госпиталь потрудиться в нём для раненых. Строгое тёмное платье, белая накидка на голове с красным крестом сестры Милосердия. Сестрою Милосердия была Императрица для солдат и офицеров, раненых в бою.

– Матушка Императрица! Не оставь без внимания безногого солдата, – тянет к ней пуки свои инвалид, получивший в бою тяжёлое ранение в ноги.

Разрывные пули раздробили кости. И пришлось ампутировать ноги солдату. Эта операция была первой у её дочери Татьяны, коей разрешили присутствовать при операциях, помогая хирургической сестре.

– Я думаю, что нашим девочкам нужно пройти эту школу, чтобы воспитать в себе стремление к Любви.

Любовью дышало сердце Александры Фёдоровны. Она присаживается рядом с постелью безногого солдата, гладит его голову, читая про себя молитву.

– Женат? – кратко спрашивает его Александра.

– Трёх сынов имею, да жену Прасковью. Старшего моего по рекрутскому набору тоже отправили на войну. А потом наша община решила и меня отправить. Господи! Не работник я более в своём хозяйстве!

– А ты знаешь, что отчаяние есть самый тяжкий грех? – строго спрашивает солдатика Александра. – Оставь эти мысли, солдат. Где живёшь?

– В Тобольской губернии дом имею, недалече от самого Тобольска.

– После выписки отправить этого человека…

– Петром меня зовут. Сын Петра. Полуянов.

– Петра Петровича Полуянова в сопровождении здорового солдата до дома. После этого мне сообщить: как доехал Пётр Петрович, как его встретили дома.

Материнское сердце не ведает усталости! Как не ведает усталости Материнская Любовь.

– Ваше величество Александра Фёдоровна! Полуянов Пётр Петрович доставлен до дома благополучно! Жена сначала расстроилась, расплакалась, а потом сказала: «Слава Богу, Петенька, что ты живой возвернулся! А Ванечка наш так и сгинул на войне, казённое письмо об нём прислали. А ты не печалуйся! Работы много у нас, будем помогать тебе, муженёк мой долгожданный!»

Господи! И давно, и недавно это было: царский госпиталь и работа в нём: от зари до зари трудились старшие дочери, ухаживая за ранеными.

А их смешливая Анастасия? Её весёлый нрав сразу вносил струю непосредственности и радости в жизнь госпиталя. И где бы она не появлялась, выполняя свои обязанности сестры, раненые сразу улыбались.

– При мне и раненые пляшут, – весело говорила она отцу и маме, рассказывая им о своём дне в госпитале.

Голубые сумерки опустились на Царский Дворец. Голубые сумерки переросли в вечер, давая ночи право войти в жизнь. Для чего приходит ночь? – Для трудов. Она погружает в сон человеческие умы, чтобы помочь им обрести Утро. Аминь.