Корзина

Популярные книги

«Сказки Матери Божией»

Год выпуска: 2017

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 1000 р

«Не умолкнут Песни»

Год выпуска: 2017

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 400 р

«Се стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете»

Год выпуска: 2012

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 500 р

Наши книги

Увеличить

«Никитушка»

Год выпуска: 2005

Автор: Белодед Владимир Константинович

Цена: 150 р

Полное описание

В Книгу вошли два произведения Владимира Константиновича «Никитушка» и «Журавушка». Две повести жизни, две капли одной реки… Вместе с героями этой Книги вы переживёте яркие мгновения радости, и через горькие солёные слёзы придёт к вам в душу прозрение, и откровение светлым крылом Надежды откроет вам, что Любовь жива Вечно, и ничто не может убить или опорочить Её. И то, что казалось погубленным, по Воле Божией Воскресает.

Из Книги:

А практикантки приезжали в школу каждый год, и всё это были девушки разные, но интересные, и именно благодаря им Женька рос любознательным и внимательным мальчишкой. Он подолгу слушал разговоры своей мамы с начинающими учительницами, и вместе с ними Женька решал в своём уме проблемы, коим несть числа: и как привить любовь к книге Витьке из третьего класса; и как научить деток слышать мелодии ветра; и как показать им сияние ночных звёзд и сподвигнуть к услышанию их песен; и как помирить Вовку с Наташей, что беспрестанно ссорятся и будоражат весь класс; и что делать с приблудившейся собачонкой, что днём и ночью торчала у школьного порога, вызывая жалость и словно бы крича своей жизнью, что на земле так много бездомных существ!

Слушал Женька вечерние беседы своей мамы с молоденькими девочками, кои назавтра должны были стать учителями, и начинал понимать, что быть учителем – ох как непросто! Ведь ребячьи радости и горести проходят именно через учительское сердце, и преобразуется сердце из учительского в материнское, и иначе нельзя. А мать любовью живёт, верою дышит, опирается на надежду,– да тем и живёт, и вся её жизнь есть самозабвенное служение детям, полная самоотдача сердцам ребячьим.

И с самого детства понял Женька, что лучше слушать, чем говорить, и лучше молчать, чем молоть вздор. Он и по природе-то был немногословным, а тут ещё в такой уклад жизни попал, что на примере приезжающих в школу практиканток убедился, что все люди – очень и очень разные. Поначалу он спрашивал свою маму:

– Мама! А в прошлом году Татьяна Ивановна приезжала, так она вовсе по-другому думала и поступала… А нынче Ольга Борисовна совсем другая! А учить обе будут математике… Почему они такие разные?

И мама, серьёзно взглянув на сына, отвечала:

– Это ещё что, Женя! Скоро ты убедишься, что все люди – очень разные! У каждого – свой почерк, своя манера ручку держать, и у всякого даже указательный пальчик – и тот свой! И тем мир прекрасен, что все мы – разные, тем он и богат, Женя… Учись принимать людей такими, какими они есть, и впитывай от каждого то лучшее, что он имеет в себе, и тем счастлив будешь. Как это прекрасно, сынок, когда в сердце твоём мирно живут такие разные-разные души!

И Женька учился по словам мамы своей принимать добро ежией души, что попадалась в поле его зрения. А девушки-практикантки, в свою очередь, прибегали к нему, как к сосуду, в который легко переливается богатство их душ, и они охотно бегали с Женькой на лыжах по зачарованному зимнему лесу; они спорили с ним о том, какое дерево ценнее для топки печки, а какое – для резьбы; они рассказывали мальчонке о дальних странах, где люди другие и обычаи у них совсем иные; они наряжали вместе рождественскую ёлочку и тайком готовили подарок для мамы; они взахлёб до полуночи читали сказки и вместе с Женькой плакали над всеми перипетиями героев… И Женька рос, осенённый крылами волшебного сказочного калейдоскопа, хотя внешне он никак не выражал из себя своего внутреннего богатства. Всем семенам, что приял он в себя, нужно было одно – Любовь, чтобы они смогли вылупиться из земелюшки и начать расти и радовать своего доброго хозяина-садовника.

И вот она пришла, Любовь, влетела в сердце Женьки в виде нежной и хрупкой Журавушки, что была по традиции поселена к Женькиной маме в дом. И пусть Журавушка не была практиканткой, а приехала уже работать, и не в школу, а в клуб, всё равно Тамара Фёдоровна охотно приняла девушку под своё крыло. И Женька запел! И если бы ему сказали, что влюбился, он бы не поверил, он бы махнул на говорящего рукой, а на самом деле так оно и было: он был влюблён! И весь мир расцвёл для него всеми цветами нежной Божественной палитры! Женька влюбился – и был счастлив неосознанно, просто был счастлив, и всё тут!

Женька провожал Машу до дому, и шли они медленно-медленно, то считая снежинки, то выстраивая возле чьих-нибудь ворот смешную снежную бабу, то, усаживаясь где-нибудь на пряслица, принимались петь, а потом долго смотрели молча на звёзды… Если же кто-то попадался им на пути, они хором приветствовали встречного, а потом Женька рассказывал Маше, что за замечательный человек им только что встретился, какая у него особенная душа, какие таланты и какие добродетели расцвели или хотят расцвести в этом человеке. Маша всегда слушала внимательно, а потом спрашивала:

– Откуда у тебя такой добрый и светлый взгляд на всё, Женя!? Наверное, от мамы?

– От мамы! – соглашался Женька.– И ещё от звёзд! Знаешь, Маша, когда человек часто глядит на звёзды, у него не может быть злого взгляда!

– Правда! – кивала головой Журавушка.

И они брели, брели, мечтая, чтобы дорога никогда не кончалась…