Корзина

Популярные книги

«Сказки Матери Божией»

Год выпуска: 2017

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 1000 р

«Не умолкнут Песни»

Год выпуска: 2017

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 400 р

«Се стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете»

Год выпуска: 2012

Автор: Турышевы Олег и Мария

Цена: 500 р

Наши книги

Увеличить

«Неупиваемая чаша»

Год выпуска: 2007

Автор: Владимир Белодед

Цена: 150 р

Полное описание

«Неупиваемая чаша» - это очень интересный рассказ Владимира Константиновича. Главное действующее лицо его - Татьяна, женщина, что в наше время отправилась пешком на богомолье. И ни в чём-нибудь, а в самых настоящих лаптях. 

На этом пути познания себя её ожидает встреча с Духовным миром. В Книге рассказывается как за душу Татьяны сражаются два мира - Мир Божественных Духов и духов земных. 

В рассказе ярко показаны мысли, желания и дела различных духов злобы поднебесной, которые они подсовывают душам человеческим, убеждая их в том, что это их собственные мысли, желания и дела. 

Книга открывает читателям тайну Духовного мира о том, что все мысли, чувства, желания, которые душа принимает за свои, на самом деле ей даёт тот или иной дух - либо Дух Божественной природы, либо дух земной. Душа же лишь совершает свой выбор, принимая или отстраняя, предлагаемое ей. 

Богомолье приводит душу Татьяны к рождению жизни по Вере Божией.

Из Книги:
– Ну вот,– продолжил дух неверия.– Стало у меня имя: дух неверия, и показал мне наш господин на только что пришедшую в мир сей душу. Душа была с высоких небес, но ведь ты сам знаешь, что, попадая к нам в мир материи, все души напрочь забывают своё Отечество и то, зачем они пришли в мир. А почему забывают? А?! Это уж ты тут не скажешь, что твоя работа здесь видна! Это наша работа, наша заслуга! Ребёнок рождается, а мы уже стоим у изголовья, ждём, и с первым криком его пытаемся войти в душу! Мы окружаем роженицу со всех сторон, мы овладеваем устами тех, кто принимает роды и вталкиваем в их уста подходящие слова. Знаешь, какое наслаждение вселяться в новорождённого младенца! У-у! 
Родится слабенький ребёночек, и мы всеваемся через уста акушерки какой-нибудь, и говорим через неё, что, мол, такой ребёнок долго не проживёт, а если и проживёт, то весь век маяться будет, потому что слишком хилый! Это же ого-го какая программа нашего роста! Или там родится неприглядное дитя, знаешь, младенцы иногда не красавцы совсем, и мы говорим через уста нянечек: вот, мол, уродец какой народился, страсть смотреть! Крокодил крокодилом! несчастный! Никто его любить не будет, все над ним смеяться станут!.. Вот семена будущей нашей жизни в душе народившегося младенца… Или закричит новорождённый слишком громко, а мы скажем, что бандит народился! Или ещё к чему прицепимся, знаешь ведь, что придраться хоть к чему можно, была бы охота… 
Так вот, народилась и моя душа, которую мне опекать доверено было. Трудно она рождалась, весь персонал измучился, принимая роды. Ох уж я и поработал, и какие только мысли ни внушал, чтобы мысли эти были проговорены кем-нибудь! И внушал, что ребёнок умрёт, не родившись, и втолковывал, что если и живой народится, то уж обязательно больной… Но акушерка опытная была, и никак меня не принимала. Знай, своё дело делает, молчит да делает. Не люблю таких, зазнайки все. И нет чтоб посомневаться, так даже в голову сомнения не берут. И что за народ?.. 
Ну, ладно. Народилась девочка, и акушерка моя и ляпни вслух: 
- Хорошо, что девочка! Девочки – народ живучий! 
Я чуть не лопнул от возмущения: такое сказать, да ещё с радостью! Это мне тяжело было перенести, очень тяжело, тем более, что мамаша у этой девочки тоже обрадовалась, мол, с девочками у неё лучше получается, девочки будто бы покладистые да послушные… Это такое сказать! Я был возмущён до предела. Ну, ладно, думаю, я вам ещё покажу, где раки зимуют… 
Решил я имя той девочке подменить. Хотели её Наташей назвать, а я то к отцу, то к матери подхожу да и талдычу: Таня, Таня, Таня! Как раз в то время певица знаменитая была – Татьяна Картошкина, так я стал внушать, что Татьяна – самое подходящее имя! Ну, и клюнули родители… Мама, правда, не соглашалась, а папаша пошёл да и в ЗАГСе записал в метриках: Татьяна! Куда денешься? 
Смирились все, а я торжествовал! Ангел имени был устранён, а наш брат приставлен был к надуманному тому имени. Вот первая победа моя, которой я безмерно радовался!